Ахромеева Т. С., Капустин М. А., Кащенко С. А., Куракин П. В., Малинецкий Г. Г., Медведев И. Г., Митин Н. А., Орлов Ю. Н., Подлазов А. В., Посашков С. А., Русаков А. И., Серебряков Д. В., Соловьев С. А., Чернавский Д. С - страница 4

^ Анализ эффективности системы планирования и прогноза системы образования
В руководящих документах Минобразования РФ при определении государственного заказа предлагается опираться на результаты среднесрочного прогноза потребностей экономики в специалистах, а значит, и на результаты прогноза развития самой экономики. Поскольку для большинства вузов России госзаказ в настоящее время играет, и в ближайшем будущем будет играть, определяющую роль, то и эффективность высшей школы, и экономики в целом будет определяться тем, насколько обоснованно и достоверно удастся планировать. При этом следует иметь в виду и конечный горизонт прогноза, как неотъемлемое свойство большинства сложных систем, и появившиеся в последнее время возможности "сценарного прогнозирования". Опыт Госплана СССР в настоящее время подробно изучен, понят и высоко оценен в мире. Однако в нынешнюю постиндустриальную эпоху этого опыта уже недостаточно и во многом прогнозирование и, в частности, планирование госзаказа на специалистов должно строиться по-иному.

Анализ японского, немецкого, корейского и других "экономических чудес" показывает, какие специалисты нужны были для такого рывка, для перевода экономики в "высокопродуктивное состояние". По-видимому, эта работа должна быть проведена и для России.

В настоящее время ситуация с прогнозированием экономического развития в России представляется парадоксальной. С одной стороны, в ряде академических институтов существуют прогнозные модели, которые существенно отличаются по структуре и получаемым с их помощью результатам и все вместе коренным образом отличаются от тех моделей, на основе которых была построена известная программа Г. Грефа. С другой стороны, имеющиеся статистические данные зачастую неполны, несистематизированы и недостоверны. [] Вместе с тем в эпоху глобализации и виртуальной экономики все чаще прогноз оказывается "самосбывающимся" (эффект Эдипа). То есть, прогнозы, ожидания, надежды, угрозы оказываются реальной экономической силой. Известный финансист Дж. Сорос в книге "Алхимия финансов" называет эту силу решающей в современной экономике в противовес ее реальному сектору.




3Рис.  Seq Pict \c 3^ . Типичная вид функций потребления и производства

При различных параметрах производства (кусочно-линейные графики) графики могут иметь различное количество пересечений, соответствующих устойчивым состояниям экономики.

Для сплошного графика функции производства устойчивыми являются точки 5, 3 и 1.
В этой ситуации, имея в виду ограниченные цели прогнозирования экономики образования, разумным представляется обратиться к более простым и легко верифицируемым моделям. Пример таких моделей дают системы уравнений, построенные под руководством профессора Д.С. Чернавского в Физическом институте им. П.Н. Лебедева РАН. [,] В таких моделях основное внимание уделяется устойчивым состояниям экономики – аттракторам. Если классический подход, излагаемый в курсах экономикс, предполагает единственное устойчивое состояние рыночного равновесия, то в этих моделях для современной экономики состояний равновесия оказывается три (см. Рис.  Seq Pict \c 3). Первое – нерыночное состояние отвечает натуральному хозяйству и полному распаду промышленности, второе – низкопродуктивное состояние характеризуется низким уровнем производства и жизненным уровнем. Такой рынок характерен для многих развивающихся стран и современной России. Наконец, третье состояние равновесия описывает высокопродуктивную экономику с относительно высоким уровнем производства и жизненным уровнем.

Реформы Гайдара перевели экономику России из выскопродуктивого состояния в низкопродуктивное, однако в принципе возможен и обратный переход, соответствующий в обыденном сознании экономическому чуду. Созданные модели позволяют строить различные сценарии развития экономики и указывают наиболее важные параметры, с помощью которых можно направлять ее развитие. Исходя из этих сценариев, может быть проанализирована экономика образования и ее роль, которая при одних образовательных политиках может быть активной и ускоряющей рост, а при других – сдерживающей экономическое развитие.

Рассматривая проблему прогнозирования, представляется разумным обратиться, следуя традиции академиков В.А. Коптюга и Н.Н. Моисеева, к целям более высокого порядка, связываемым с парадигмой устойчивого развития. [,,] Исходя из этого, многие проекты, экономически выгодные для отрасли на небольших временах, могут давать существенный проигрыш в долгосрочной перспективе. Здесь могут быть построены новые модели типа "мировой динамки", которые учитывают управляющие воздействия в сфере образования и инновационной политики, направленные на повышение устойчивости системы в целом. Особого внимания заслуживают в этом контексте процессы глобализации, остаться в стороне от которых Россия не сможет, а также принципиальные ресурсные ограничения, существующие у нашей страны. Работы в этом направлении в настоящее время ведутся в ЦЭМИ РАН под руководством академика Д.С. Львова [], в Институте глобализации под руководством М.Г. Делягина [], а также в Федеральной академии пограничной службы А.П. Паршевым []. Эти ограничения необходимо учитывать при выстраивании образовательной стратегии и ведении образовательной политики.
^ Социально-экономический анализ системы высшего образования и механизмов вывода его из "тени"
Для того чтобы управлять в экономической сфере, надо представлять объемы и направления основных финансовых потоков. Очевидно, что нынешняя система образования относится к "серой экономике". Понятно, что на зарплату преподавателя, как правило, прожить нельзя, и если в большинстве вузов раньше "учились и подрабатывали", то теперь "работают и подучиваются". Поэтому важно было бы иметь нынешнюю социально-экономическую картину системы образования и прогноз ее изменения в зависимости от выбранного варианта экономических реформ и реформ в сфере образования. И это также представляется одним из важных направлений исследований.

Одной из главных целей реформ является вывод из тени части средств, затрачиваемых населением на получение образовательных услуг. Многие эксперты предполагают, что в настоящее время эта сумма превышает 1 млрд. долларов в год. В этой связи возникает интересная и сложная проблема выявления реальных денежных потоков, попадающих в систему образования. Парадоксальность имеющейся картины выявляют данные Центра социологических исследований Министерства образования России. Внешне население страны ведет себя в полном несоответствии с азами экономической теории. С одной стороны, на специалистов, кончающих большинство вузов России, экономика не предъявляет спроса и диплом в настоящее время значит гораздо меньше, чем 10 15 лет назад. С другой стороны, весьма значительные суммы тратятся на то, чтобы в эти вузы поступить.

В мировой математической экономике существует большой класс моделей, ориентированных на описание транзакционных издержек, коррупцию, существующую в системе. К сожалению, эти работы практически не известны в России и не привязывались к той конкретике, с которой мы имеем дело в настоящее время.




4^ . Типичная картина социально-экономической структуры Российского общества

В модели рассматривалось восемь групп населения по типу получаемого дохода. Правый горб соответствует "новым русским" и обслуживающему их персоналу.
Предшествующие исследования позволили построить эффективную систему моделей, описывающих социально-экономическую структуру общества. В настоящее время в России эта структура парадоксальна. Для большинства развитых капиталистических стран распределение населения по накоплениям унимодально (имеет один максимум). Это означает, что определяющую роль в экономике страны играет средний класс. Исходя из его интересов, ведется фискальная политика, на его возможности ориентируются вузы. Именно этот класс обеспечивает социальную стабильность.

В России и в ряде развивающихся стран распределение накоплений имеет два максимума (см. ) []. Это приводит к расслоению рынка на рынок для богатых и рынок для бедных. При этом уровень цен "отслеживает" доходы более богатой части населения и бедные слои оказываются в значительной мере исключены из рыночного товарооборота. Неадекватно высокий по сравнению со средними доходами уровень цен приводит к преимущественным затратам на потребление, а не на инвестиции, что неизбежно тормозит развитие экономики в целом.

9056384391163551.html
9056542511990843.html
9056644392533442.html
9056727770372026.html
9056862133037534.html